Глагол Времен :: Архив №3(5)

  Назад

Глаголъ Временъ, № 3 (5) 2000 г.

На этой страничке расположены некоторые статьи из номера 3 (5) за 2000 год, написанные преподавателями и студентами училища:


Проповідь про проповідь

Дорогі браття й сестри! В кожному Православному храмі, майже за кожною службою, особливо за Божественною Літургією, чуєте ви проповіді. І я не відкрию нічого нового, коли скажу: проповіді бувають дуже різними, і багато що в них залежить від особистості проповідника. Одному священику Бог дав великий дар слова, такий, що весь храм слухає його проповіді, бажаючи вловити найменше слово. Інші — і це правда — говорять не так красиво, навіть буває, що й запинаються, і довго думають, намагаючись знайти потрібне слово. Різні бувають проповідники…

Відтак, нині у нас існує "мода" на одних проповідників, і певна зневага до інших. Навіть більше скажу: часто йдуть до храму, кажучи: "От, сьогодні отець N буде проповідувати". А вже коли проповідує отець NN, то можуть і з храму вийти, і розмовляти під час проповіді, а ще інколи буває, що і на службу не йдуть: "Чого йти, знову буде той NN казати незграбні проповіді". Гірко мені, боляче таке чути й бачити.

Кожен, хто вибирає проповідника покраще та проповіді поцікавіше, сильно помиляється, знаходиться на хибній путі. Подумайте-но: що вам говорить проповідник? Він каже: "Покайтеся!", він запрошує: "Прощайте образи!", він навчає: "Бог є любов!". І ЯК би він це не говорив, придивіться, ХТО говорить його устами… Чи ж не Сам Бог?! Цілком впевнений: Бог говорить через кожного проповідника, якщо тільки той викладає православну віру та перебуває у спасительній ограді Православної Церкви. Отже, "перебираючи" проповідями й проповідниками, чи не відкидаєте ви часом Самого Бога?..

…Коли людина голодна, вона ладна з'їсти найпростішу їжу, і не на порцелянових тарілочках із золотими візеруночками, а навіть і з простого полумиска, аби він був чистий. І коли людина спрагла, вона, аби втамувати свою спрагу, погодиться випити навіть простої води, а не вишуканого вина, і з простої склянки, а не із срібного келиха, тільки би склянка була чиста і вода свіжа. Так-то воно відбувається, дорогі мої, не лише в житті тілесному, але і в духовному. Якщо людина по-справжньому бажає почути Слово Боже, слово про Бога, то вона із великою радістю слухатиме і видатного оратора-проповідника, і простого, навіть не дуже вченого, молодого священика, тільки би з їхніх уст лилося чисте православне вчення. Навпаки: людина, що шукає красивого плетіння слів, хитромудрих виразів, захоплюючих образів, часто шукає саме цього, а не Бога. Та й більше скажу: такий "церковний гурман" може часто-густо потрапити до пастки: будь-хто із талановитих проповідників зможе відвернути його від віри і Бога. Якщо звернутися до історії, виявиться, що багато хто із єресеначальників були видатними, скажу навіть — геніальними проповідниками. Вони красиво викладали свою мерзенну єресь, і люди, які шукали красивого, натовпами йшли за ними. Йшли … до безодні. Замисліться: чи варті красиві слова наступного пекла? Ні, певно, що ні! Тому й закликаю я вас слухати, ЩО говорить проповідник, а менше звертати увагу на те, ЯК він це робить.

Буває також, що люди слухають проповідь, але не намагаються запам'ятати її. Чув колись розмову двох благочестивих жіночок. Одна каже: "Сьогодні отець N таку проповідь сказав, таку проповідь! Весь храм плакав від зворушення!". Інша каже: "Ой, лишенько, а я й не була на службі. Скажи мені, люба, про що була проповідь?". Тут перша знітилася, зніяковіла, та й каже: "Я не пам'ятаю!". Уявіть собі: ще день не минув, а красива проповідь вже забулася. І так буває часто, навіть дуже часто. Слухають проповіді, розчулюються, плачуть, каються в гріхах, а через годину-дві вже не можуть і згадати, про що вона, та сама зворушлива проповідь. Погано це! Слухати проповіді потрібно, мої любі, вкрай уважно. Для того проповідник і виходить на амвон, аби посіяти в ваші серця зерна Слова Божого, і зовсім не для того, аби певний короткий час просто потішити ваш слух. Слухаючи проповідь, намагайтеся кожне слово складати в серці, як складають в скарбниці діаманти та золото. Саме тоді ви зможете в будь-який час, пригадавши ті рятівні слова, отримати користь духовну, ще і ще раз нагадати собі про шлях до спасіння. Навпаки: той, хто слухає проповідь неуважно, подібний до хазяїна, який сипле зерно в дірявий міх, і скільки не сип, все одно: користі не буде. Але замисліться над іншим: ви чули з проповідей, як спасатися, ви знаєте з проповідей, у що і чому потрібно вірити, ви відаєте з проповідей, що й як ми маємо чинити. І коли ви на своє виправдання скажете на Суді: "Я не відаю", чи не відповість вам Суддя: "І чули ви, і слухали ви! Тож будете покарані так само!". Мало людей, які через хворобу, старість тощо справді не здатні запам'ятовувати проповіді. Більшість же просто не бажає цього робити. Не вірите? То спитайте у таких, що було в такій-то серії такого-то фільму, що казали баба Параска про бабу Палажку три дні тому, і скільки коштує ковбаса в магазині. На всі ці, і на безліч інших питань ви почуєте розумні і повні відповіді. Тому і ще раз кажу: намагайтеся уважно слухати проповіді, пам'ятати кожне слово.

І найголовніше: слухаючи проповідь, намагайтеся виконувати, втілювати в життя те, до чого вас закликає проповідник. Яка користь від файних проповідей про любов до ближнього, коли ви через хвилину образите ближнього? Яка користь від слів про цнотливість, коли ви після проповіді почнете розглядати непристойні картинки? Яка користь, взагалі, від слів про Бога, коли й після найкращих проповідей ви часто живете гірше від безбожників?

Тому, дорогі браття й сестри, прошу вас: слухайте проповіді уважно, менше звертаючи увагу на красу, а більше замислюйтесь над змістом проповіді, пам'ятайте все, що сказав для вас проповідник, а головне — виконуйте те, до чого вас закликають з амвона церковного!

Священик Георгій Звєрєв

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ


За ширмой святости

"Берегитесь лжепророков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные…".
(Мф 7,15)

Эти строки из Священного Писания, если к какому-нибудь времени и подходят, то к нашему наиболее приложимы. Не только наша страна, но и весь мир оскудел "Духом Божьим" — зато весьма богат "духом заблуждения". Великий отпечаток оскудения веры, у нас в стране, положил период богоборческой власти. Этот период запустения, когда люди забыли о духовности и христианской морали. После этого периода, когда нам была дана возможность духовно возродиться, к нам на "распашку целины" кинулись все секты Запада и Востока. Во многом этому способствовала кризисная ситуация в стране, которая создалась у нас после развала СССР. Кризисная обстановка всегда способствует появлению болезненных явлений в общественном сознании. Такие периоды очень благоприятны для укоренения и разрастания разного рода сект, среди которых есть и очень опасные. Люди же пытаясь найти какой-нибудь выход, чтобы "убежать" от своих проблем, легко попадают в сети таких сект, вместо того, чтобы обратиться за поддержкой и за помощью к канонической церкви проверенной веками.

Одной из самых опасных и вредных сект проповедующих свое учение на Украине является секта "Церковь Христа".

История этой секты начинается в США с 1979 года, когда на небольшой протестантский приход в городе Бостоне был назначен молодой пастор Кип Мак-Кин. После того как он начал проповедовать собственное учение, которое основывается на примитивном, буквалистическом понимании Священного Писания и стремится создать "чистое" христианство, которое якобы было во времена апостолов, большая часть прихожан покинула приход, но вскоре стали появляться новообращенные. К 1994 году число последователей Мак-Кина в 63 странах мира перевалило за 87000 человек (156 общин). По словам лидера "Московской церкви Христа" Михаила Раковщика, "ЦХ" поставила своей целью "евангелизацию населения всего мира в течении жизни одного поколения". В наше время число последователей секты продолжает непрерывно расти.

Успех "нового культа" объясняется прежде всего удачным сочетанием крайне примитивного (следовательно, доходчивого) толкования христианства с необычайно агрессивными методами воздействия на личность, цель которых в подавлении критического чувства и мыслительных способностей человека. Вполне нормальные, психически здоровые молодые люди в течении нескольких дней, а порой и часов превращаются в религиозных фанатиков. Для этого есть эффективный метод, который в негласном сектантском обиходе называется "промыванием мозгов". Результат обычно не заставляет ждать: человек надолго становится игрушкой в руках руководителей секты.

Также, быстрому увеличению последователей "ЦХ" способствует хорошо продуманная и отлаженная система вербовки членов. Многие из нас встречали представителей этой секты. Они запросто подходят к прохожим на улицах, задают вопросы об отношении к религии, приглашают на проповеди своей церкви. Каждый день члену этой секты дается план: со сколькими людьми он должен завязать разговор, пропагандирующий вероучение "ЦХ". Стоит только человеку проявить хоть каплю интереса, или, еще хуже, оставить свой адрес или телефон и тогда ему будет очень трудно отвязаться от навязчивых миссионеров-сектантов. Они будут приходить группами или постоянно названивать по телефону. Даже если вы скажите, что вы христианин и член Церкви, преследования не прекратятся. Поддавшегося на уговоры посетить их богослужение они постараются не упустить. Неофита, зашедшего в зал, сразу же встречают радостные члены секты, окружают любовью и заботой. Сверху все выглядит вполне прилично, хотя и чуточку фальшиво. Легко попадают в эту ловушку и те у кого до этого был недостаток в общении и в друзьях.

"Богослужение" "ЦХ" начинается с пения религиозных гимнов, которые хоть и звучат без музыкального сопровождения как и у Православной Церкви, но по-своему содержанию и мотиву не соответствуют духу христианства. Затем на сцену выходит проповедник и вместе со всеми совершает молитву, но главное место в "богослужении" секты занимает проповедь. Первое, что поражает в ней — это произношение проповедника, его неприятный акцент. После каждой сказанной им фразы из зала звучит постоянное "аминь" (в ЦХ это слово-паразит). Также из зала доносятся подбадривания, адресованные проповеднику типа "Давай брат! Мы с тобой" (чаще всего вместо брат употребляют имя проповедника). Вдобавок ко всему проповедь переплетается со случаями личной жизни проповедника и шутками, что вызывает постоянный смех аудитории. И если бы текст проповедника не имел религиозного содержания, то можно было бы подумать, что мы присутствуем на какой-то юмористической программе, и перед нами выступает пародист. Звучит все это в импульсивных тонах, постоянно наращивая темп, доходя до истерики проповедника, стремящегося ввести аудиторию в экстатическое состояние. Дойдя до предельной черты, все сказанное проповедником, членами секты воспринимается за чистую монету, будь-то самая явная выдумка. Все представление заканчивается "причастием" "укрепленных проповедью "верующих".

Собрания "церкви" проводятся несколько раз в неделю, цель которых полнейший контроль за членами секты. Им запрещается уезжать куда-либо более чем на 13 дней. Для этой секты характерной особенностью является система "наставничества", которая построена по пирамидальному принципу: у каждого"наставника" есть несколько "учеников", которые в свою очередь являются "наставниками" и имеют своих "учеников" и т. д.. Слово "наставника" для "ученика " закон.

Каждый из членов секты обязан выделять на нужды "церкви" так называемую десятину. Известны случаи, когда доведенные до фанатизма "ученики" дарили на благо секты свои квартиры, о чем потом конечно же жалели. Часть этих пожертвований уходит на аренду помещений, куда девается остальное неизвестно. По словам последователей культа на Украине, главой "ЦХ" является некий "брат Шон".

"ЦХ" претендует на свою единственность в деле спасения. Считают, что каждый, кто принадлежит к ученикам их церкви, уже спасен. Конечно же этот путь легче и приятно сознавать то, что ты уже спасен.

Основная часть членов секты — это молодежь. Им ближе по духу те пионерские собрания, которые с развалом Союза просто заменились собраниями церкви. В связи со всем этим возникает вопрос: что, до Мак-Кина не было ни святых, ни спасения? Никогда и ни за что не поверю, и думаю, что со мной многие согласятся. Хочется сказать последователям Мак-Кина такие слова: "Станьте свободны от духа ереси".

"ЦХ", за свою крайнюю нетерпимость, официально запрещено действовать в университетах США и Великобритании; у нас же, напротив, им даже разрешают проводить собрания в актовых залах Вузов.

Если к Вам подойдут на улице жизнерадостные люди, и пригласят на собрание своей церкви, прежде чем согласиться, подумайте: не те ли это лжепророки, о которых писал евангелист Матфей (Мф. 7:15).

Александр Дроздов, студент 1 курса Духовного училища

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ


Смирение — основа и сущность христианства

"Сие бо да мудрствуется в вас, еже и во Христе Иисусе: Иже во образе Божий сый… смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя. Темже и Бог Его превознесе, и дарова Ему имя, еже паче всякаго имене…".
(Филипп 2: 5-9)

Спасительно нам знать, почему Святая Церковь во дни Богородичных праздников обращает наше внимание за литургией на эти апостольские слова, в которых говорится о превознесении Богом Отцем Своего Божественного Сына ради Его неизреченного смирения. Потому что и Пречистую Божию Матерь Господь превознес и даровал Ей имя, т.е. такую великую славу, которой не дал никому из созданных Им разумных существ. Недаром Православная Церковь ублажает Ее как Честнейшую Херувим и Славнейшую без Сравнения Серафим. Но Славу сию Божия Матерь получила за то, что в великом смирении Своем Она уподобилась Самому Спасителю. Эта истина засвидетельствована Ею в словах, которые Пречистая Божия Матерь сказала праведной Елисавете: "Яко призре на смирение рабы Своея" (Лк 1: 48).

Спрашивается, какой же следует отсюда для нас, спасительный вывод?

Мы с вами также призваны к великой небесной славе Царства Христова, к его вечному райскому блаженству. "Отче… хощу да идеже есмь Аз, и тии будут со Мною, юже дал еси Мне… прежде сложения мира" (Ин. 17: 24), — сказал Господь в своей Первосвященнической молитве. Но путь к этому нашему превознесению, к нашей будущей небесной славе, тот же самый, которым прошел Господь, которым шли Пречистая Его Матерь и все святые. Это путь узкий, скорбный и тернистый, путь смирения Христова. Поэтому если мы хотим идти по своему божественному предназначению, то должно осуществлять слова Апостола Павла, сказавшего: "смиренными ведущеся" (Рим 12: 16), т.е. мы должны подражать смиренным, должны иметь это смирение, В нем заключается основа и вся сущность христианства по учению преп. Макария Египетского. Оно есть наше возрождение, обновление и спасение. Только за него Господь дарует нам Свою спасительную благодать, ибо Ему угодно было возвестить через Свое откровение: "Господь гордым противится, смиренным же дает благодать" (Иак 4: 6) (Петр 5: 5) (Притчи 3: 34).

Впрочем, смирение необходимо нам не только для нашей будущей небесной славы. Оно необходимо нам и во временной жизни для избавления нас от всех наших несчастий. Отсюда понятно, почему св. отцы Церкви свидетельствуют, что все бедствия посылает нам Господь, чтобы смирять нас и через смирение объединить нас с Собою, так как гордость удаляет нас от Бога и лишает нас не только будущего блаженства, но и временного счастья.

Вот к чему мы должны устремлять все свое внимание. И так как Пречистая Божия Матерь есть первая наша Заступница и Избавительница от всех наших бедствий, то ясно, что все наши молитвы к Ней для спасения нас от всех наших напастей и получения всех временных благ, должны иметь за собою наше смирение. Она весьма отвращается гордых и весьма любит смиренных, как об этом свидетельствует церковное предание, точнее — жизнь святых людей.

Пусть в данном случае будет для нас спасительным примером великий подвижник Русской Церкви, иеросхимонах Печерского Нижегородского монастыря отец Макарий. Еще в бытность свою простым иноком Желтоводского монастыря в честь преподобного Макария, тоже Нижегородской губернии, он отличался высокой христианской жизнью. В особенности две черты выделяли его среди других иноков. Он имел великое смирение и никогда слово осуждения ближних не сходило с его уст. Ибо смирение состоит в том, чтобы никого не осуждать и винить самого себя. Кроме того, он особенно усердно молился Пречистой Божией Матери. Но вот его постигло тяжелое испытание — он впал в смертельную болезнь. Минуты его жизни были сочтены, братия пришла проститься с умирающим, а настоятель уже прочитал отходную молитву. После этого о. Макарий неожиданно задремал и ему представилось дивное зрелище. За его душой явились светозарные юноши. Умирающий, плача, умолял их оставить его в живых, чтобы он мог покаяться как следует перед Богом во грехах своих. Но ангелы сказали ему: "Следуй за нами". При этих словах душа инока вышла из тела и была представлена Ангелами в место адских мук, среди коих грешники умоляли, подобно евангельскому богачу, оросить их уста каплями воды, чтобы иметь хотя бы малое облегчение от страшного адского пламени. Душа инока стала переживать такой ужас, который нельзя передать никакими словами. Но вот Ангелы вознесли его душу в небесные обители и представили ее в райские чертоги Самой Царицы Небесной. Он увидел Небесную Царицу и бесчисленное множество небесных сил, которые давно пели церковную песнь: "О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь". Затем Матерь Божия, обернувшись к душе Макария, сказала: "Иди обратно на пятнадцать лет в свое земное жилище и ради молитв преподобного Макария служи алтарю в его святой обители". В тот же момент умерший инок Макарий воскрес и встал совершенно здоровый к великому удивлению всей братии. Собравшись в монастырской, они прославили Бога за Его великое чудо пением церковной песни: "Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение". Так давайте и мы будем подражать сему великому иноку, приобретая смирение Христово, и вместе с тем со смирением молиться Пречистой Божией Матери. И не только молиться со смирением, но будем умолять Ее с любовью к Ней, помня как Она тяжело страдала за нас, ради нашего спасения, когда стояла у Креста, на котором был распят Господь наш Иисус Христос, Ее Божественный Сын.

Мититюк Сергей, студент 1 курса Духовного училища

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ


Кормчий корабля Русской Церкви

Прошло 55 лет с тех времен, когда русский народ победил беспощадного врага во второй мировой войне 1941-1945 г.г. Нельзя не отметить героической деятельности Русской Православной Церкви в это нелегкое для народа время. Необходимо сказать и о мудрости "кормчем", который мужественно отстаивал интересы Советского государства и Церкви, духовно поддерживал верующих и весь русский народ. Воспламенял дух веры и надежды в то, что Господь дарует русскому народу конечную победу. По инициативе Блаженнейшего Митрополита Московского и Коломенского Сергия, Церковь широко развернула свою благотворительную деятельность. Неоднократно можно было наблюдать, что вносимые средства были не жертвой каких-нибудь богатых людей, от своего достатка уделявших только нечто на нужды войны, а лептой простых людей, движимых чувством патриотизма, отдававших на святое дело последние свои сбережения.

Коварный враг вероломно напал на нашу священную Родину. По зову правительства, по велению своей совести все от мала до велика становятся на священную вахту спасения свободы, чести и самого бытия отечества. В благородном гневе и грозной решимости, дотоле мирная страна сразу встает во весь рост, мобилизуется… А как же Церковь? По воле Божией, по озарению свыше, она — наша Великая Матерь устами своего престарелого " кормчего" митрополита Сергия, без малейших задержки и колебаний, громко и решительно в тот же исторический день, вещает всему миру, что — " Церковь — верна своей Родине!". В первые же дни Войны Блаженнейший Митрополит обратился к православному населению нашей страны с горячим призывом — стать на защиту нашей Родины. ("Послание ко всем верующим от 22-го июня 1941 года").

Это широко опубликованное заявление Церкви о верности Родине деморализовало врага, спутало и расстроило его расчеты и предпосылки. Враг был убежден, что Церковь не пойдет заодно с Советским правительством, что Церковь станет центром всех реакционных, антисоветских элементов, но … этого не произошло. Немцы, привыкшие к расчетливости, на этот раз просчитались. Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей Родины.

По благословению Блаженнейшего Митрополита церковные общины стали собирать деньги на устройство танковой колонны имени Димитрия Донского. На танки было собрано, не считая золотых и серебряных вещей, больше 8-и миллионов рублей. Собирались средства на сооружение самолетов, содержание раненных, детей-сирот, потерявших на войне родителей, на теплые вещи для бойцов Красной Армии.

Благословив Димитрия Донского на Куликовскую битву с мамаевыми полчищами Преподобный Сергий Радонежский послал в ряды русских войск двоих сподвижников из числа братьев Троицкой лавры. Два воина немного могли прибавить силы русскому оружию. Но они были посланцы от Преподобного Сергия и его лавры. Так и организация Митрополитом Сергием сооружения на церковные пожертвования колонны танков имени Димитрия Донского понесла на себе благословение Церкви, и ее неумолкаемую молитву об успехе русского оружия.

Жестокий враг, не щадя своих сил рвался к Москве — сердцу нашей Родины. Из Москвы были эвакуированы дети, затем старики и другие лица, присутствие которых в Москве было бесполезно для дела обороны. Учитывая желание Митрополита не уезжать дальше любимой им реки Волги, гражданская власть решила создать центр Московской Патриархии в городе Ульяновске, где и была во время Отечественной войны как бы патриаршая ставка — ставка "Великого церковного Вождя и "Кормчего", ведшего корабль церковный в эту жестокую бурю на море житейском.

Пасхальные послания Митрополита Сергия 1941-1943 г.г. начинаются как и пасхальная утреня словами: "Воскресение Твое Христе Спасе, Ангели поют на небеси и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити…" Да возрадуемся и мы с ними празднуя победу Христову над адом и смертию "во веки и во временной жизни здесь на земле — победу Креста Христова над свастикой". На всем протяжении войны Митрополит Сергий ни разу не впадал в уныние, в сомнение: не только в святые дни Пасхи, но и всегда старец — Митрополит мог искренне "праздновать смерти умерщвление, адово разрушение" (Тропарь 7-ой песни пасхального канона). Пламенная вера в конечную победу русского оружия ни на минуту не оставляла Митрополита Сергия, и этот ценнейший Божий дар он не переставал укреплять в сердцах своей паствы.

В своем послании святитель пишет: "Поливая нашу землю кровью, враг устремился к Москве. Он уже рядом, уже протягивает к Москве свою грабительскую руку, уже хватает за наш венец. Но случилось то, что не один раз уже случалось с Москвой и в прежние времена по словам поэта:
Но улыбкой роковою -
Русский витязь отвечал,
Посмотрел, тряхнул главою,
Ахнул дерзкий и упал.

Повторила и Москва эту свою давнишнюю роковую улыбку и фашисты исчезли из-под Москвы, а она по-прежнему стоит цела и свободна". В послании ко всей Церкви Митрополит Сергий говоря о неизбежном торжестве истины: "Велика есть истина и премогает (2-е Ездры 4:41), развенчивает обанкротившихся "крестоносцев".

Высокопатриотическая деятельность главы Русской Православной Церкви была оценена Советским правительством. 4-гот сентября у Председателя Совета Народных Комиссаров СССР И.В. Сталина состоялся прием, во время которого имела место беседа с Патриаршим Местоблюстителем Митрополитом Сергием, Ленинградским Митрополитом Алексием и Экзархом Украины Киевским и Галицким Митрополитом Николаем. Во время беседы И.В. Сталин был поставлен в известность, что в руководящих кругах Православной Церкви имеется намерение созвать собор епископов для избрания Патриарха Московского и всея Руси, так же образования при Патриархе Священного Синода. Глава правительства И.В. Сталин заявил, что со стороны правительства не будет к этому препятствий.

8-го сентября того же 1943 г. в 11.00 часов дня в Москве состоялся собор епископов Православной Церкви. Избрание Блаженнейшего Митрополита Сергия — Патриархом Московским и всея Руси явилось вполне закономерным событием. В течение последних семнадцати лет он фактически выполнял патриаршие функции по управлению Русской Православной Церковью. Как мудрый "кормчий" он благополучно провел корабль Христов через рифы, скалы и мели и вывел его на спокойный фарватер — привел Русскую Православную Церковь к патриаршеству. Между Церковью и гражданской властью установилось полное взаимное доверие и понимание.

Во все времена Церковь, как Церковь народная, жившая одними интересами с народом и государством.

Когда-то на Куликовом поле бок о бок с Великокняжескими воинами положили свою жизнь два инока Троице-Сергиева монастыря. Сам Димитрий Донской выступил на Куликовом поле, сопровождаемый благословением Преподобного Сергия Радонежского. Когда-то, в тяжелую годину вражеской оккупации нашей столицы, раздался священный призыв к спасению Родины Патриарха Гермогена. В годы Отечественной войны 1812 года, православное Русское духовенство проявило свой высокий патриотизм. Патриотические традиции Русской Церкви с всею убедительностью сказались и в года второй Отечественной войны. Возглавил это церковное патриотическое движение великий старец-патриот — Святейший Патриарх Сергий.

Имя Патриарха Сергия можно поставить наравне с выдающимися деятелями первых времен христианства. Нисколько не будет преувеличением, что время управления Церковью Святейшим Патриархом Сергием, составляет целую эпоху в жизни Русской Православной Церкви, является воскрешением лучших церковных традиций.

Левченко Анатолий, студент 2 курса Духовного училища

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ


Музыка — как искусство

Не раз мы замечали, что когда у нас хорошее настроение то обычно хочется петь, даже если не умеем. Но мы поем просто потому, что этого хочет наша душа. Во время пения просыпаются чувства, в зависимости от ее содержания. Мы всегда обращаем внимание на то, как она построена и сколько сил вложил в нее композитор. Музыка — это тоже искусство, "искусство звука" (Генрих Нейгауз) и если рассматривать с другими видами искусства, то можно найти очень много общего. Можно сказать, что она обобщила все виды искусств: если взять архитектуру — при построении есть какой-то план, каркас, на котором основывается замысел. В изобразительном искусстве есть какой-то рисунок, изображающий ту или иную мысль художника и т. д.. Музыка имеет какую-то гармоническую основу, тему, которую поет мелодия, и чтобы мелодия не была монотонной, какой-то еще мелодический рисунок. Этот вид искусства иногда требует кропотливой работы, но как бывает приятен итог этой работы, когда не думаешь о различных доминантах, тониках и прочих музыкальных терминах, а просто слушаешь музыку, порой нежную, приятную или наоборот — бодрую, задиристую, а потом ласкающую слух своей красивой мелодией. Просто сейчас говорить о музыке, в этих сложных терминах, в которых, бывает, ничего не понимаешь, потому что может никогда не слышал или еще по какой-то причине. Можно сказать, что много столетий назад почти ничего не знали о музыке. Издавали только кое-какие звуки, пытаясь что-то спеть. Некоторые творческие люди превратили эти звуки в мелодию. Так появилась музыка. Но на этом творческая изобретательность людей не остановилась. Знаменитый древне греческий математик Пифагор занимался, между прочим, и вопросами музыки. Именно он открыл и доказал зависимость высоты звука от длинны струны и от частоты колебаний. Некоторые из нас замечали, что во время игры на гитаре или скрипке после того, как задеваешь струну, она раза в два утолщается. Это оптическая иллюзия, подобно тому, когда спицы превращаются в круг во время вращения колеса, если немного упростить, то для примера можно взять обыкновенную веревку или нитку и задеть ее кончиком пальца, то заметим, что нить начнет колебаться в разные стороны, тоже самое происходит при задевании струн, только просто из-за силы удара и силы натяжки струны, колебание увеличивается и издается определенный звук. Первым инструментом, по легендам, была лира, которую до сих пор считают символом музыкального искусства. Орфей, создатель инструмента, решив поделить струну на два и более раз, нашел, что звуки струны меняются при каждом делении ее. Так образовались нам известные ноты ДО — ФА — СОЛЬ — ДО, которые закрепил Орфей в своей лире. Но кому не надоест игра на четырех струнах и диапазон струн решили расширить. Как можно было заметить, первая пара струн лиры ДО-ФА точно повторяются нотами СОЛЬ-ДО. Это наводит на мысль о симметрии. В этот раз — о симметрии в музыке. Симметрией называется такое размещение тел, предметов или их частей в пространстве когда одна половина является как бы зеркальным отражением другой. Кроме музыки симметрия часто встречается в природе, но сейчас не об этом. Позже к этим четырем нотам присоединились и остальные ноты, и появилась всем нам известная гамма: ДО-РЕ-МИ-ФА-СОЛЬ-ЛЯ-СИ — и после некоторых продолжительных споров отнесли к гамме, как восьмую часть октавы — ДО следующей октавы. Таким образом возможности композиторов расширились и музыка стала более свободной, даже иногда удивительно, что при помощи восьми нот, которые более пространно нам известны, можно изобразить и грозу, и тихий вечер, и любовь, и вражду, а в церкви — молитву, и то очень редко используются все ноты; обычно задеваются: в инструментальной музыке 6-7 октав, в хоровой еще меньше — 5-6, а чаще всего 4 — каждому голосу по его возможности, а тем не менее — какую музыку можно творить!

Всем нам известны композиторы XVI-XX столетия: Бах, Бетховен, Моцарт, Шопен, Шуберт, Мендельсон, Верди, Вивальди, Чайковский, Прокофьев, Рахманинов, Шостакович и масса других, которые сумели возвысить это творчество до такой степени, что его можно назвать искусством. Искусство творения, искусство впечатления и искусство исполнения. Многие произведения писались не один год, но тем не менее, многие заслужили уважение и даже некоторые стали шедеврами образцовой музыки. Это очень тяжелый труд, но добиться успеха произведения смогут, если их объединяет гармония, которая является основой музыки, хорошей музыки, даже простая мелодия — это набор звуков, которые между собой гармонично связаны. Отсюда, музыка — самая абстрактная, самое опосредствованное в смысле выражение и в тоже время — самое выразительное по силе воздействия искусство среди искусств. Что касается церковной музыки в целом, то здесь ко всем тем правилам, по которым создается музыка, нужно добавить молитвенность, так как это основа церковного пения, именно пения, которое может оживить душу, пролить в нее луч света, приподнять и приблизить человека к Богу через молитвенность пения. Этого порой очень трудно достичь. Вообще музыка льется из души, и все в основном зависит от того, в каком духовном состоянии пишет композитор, как он хочет выразить свою мысль, и, тем не менее уязвить молитвенность своего произведения. Известный нам Архангельский, посвятивший этому всю свою жизнь, сумел возвысить церковное пение, он первый заменил голоса мальчиков на женские, которые вместе с мужскими голосами образовали прекрасный хор, который в то время широко прославился. Его идею поддержал Чайковский, который также кроме классической музыки брался за написание духовной музыки. Я очень часто слышу его "Святый Боже", "Отче наш" и другие произведения, заслуживающие уважения.

Церковное пение на Руси также сначала было слаборазвито. В основном были мужские хора, поющие в основном только те напевы, которые были изложены в Октоихе, т. е. песнопения знаменного распева, киевского, греческого, а потом, с появлением Лавр — и лаврских. Но многим творческим людям надоедала та однообразность, которое царила в то время. Стали появляться песнопения личного изложения или разного рода гармонизации.

Видным русским церковным композитором является А. Кастальский, немало потрудившийся в этой отрасли, или Чесноков у которого насчитывается до 400 произведений, как я уже говорил, Чайковский и даже Рахманинов вложили в это дело свои усилия, но только многие их критикуют за то, что их церковные песнопения не несут той молитвенности, которая должна присутствовать при Богослужении. Всех их объединяет то, что все они обучались этому ремеслу, некоторые заканчивали музыкальное училище, консерватории, некоторые довольствовались музыкальной школой и Богослужебной практикой. Но кроме того, какое образование получил композитор, большую роль играет то, где он его получил. Например, возьмем Бортнянского — очень известного композитора, который к тому же выходец из Украины, а именно из города Глухова. Сначала он обучался в Санкт-Петербургской капелле. Учителем его был придворный композитор Галуппе. Позже Бортнянский решил продолжить свое обучение в Италии, которая сильно повлияла на его творчество. В основном свое обучение он посвятил гармонии. Очень многие его произведения можно было бы назвать шедеврами церковной музыки. В Италии он написал три оперы, которые сейчас немного позабылись и почти не исполняются. После этого он возвратился в Санкт-Петербург известным маэстро, который завоевал уважение у многих слышавших плоды трудов его.

(У меня к Вам маленькая просьба: если у кого-то из Вас, уважаемые читатели, сохранилась всеми давно забытая Херувимская №6 Бортнянского, я хотел бы попросить Вас выслать мне копию произведения, так как это большая редкость. А в свою очередь постараюсь распространить их). Но более кто вложил духовности и молитвенности в церковные произведения — считается Артемий Ведель. Слушая его произведения нередко пробивается слеза или наоборот — праздничная торжественность, которая добавляет бодрости и радости. Он старался прочувствовать каждое слово и преподнести его как пение, а не как музыку, так как эти два понятия немного между собой различны в том плане, что инструментальная музыка не может дать такого эффекта, который может вызвать пение, потому что оно живое и физически, и духовно. Физически — потому что поем мы, живые люди, а духовно — оно приближает мысль молитвы к человеку, а от человека идет молитва к Богу.

Так что молодым композиторам на заметку: когда пишете произведения для Церкви, то постарайтесь уделить больше внимания молитвенности, так как это незаменимая составная часть любого Богослужения.

Ольхов Владимир, студент 2 курса Духовного училища

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ


Феофанія: враження від побаченого

Сімдесят років комуністичного атеїзму залишили гіркий слід в історії нашої Православної церкви. Ні для кого не секрет, що "ленінці" вели відкриту війну проти релігії. Масово руйнувалися, спалювалися храми. Ті місця, де люди линули до Бога і молилися за наш грішний світ, перетворювалися в музеї, кінозали, склади. А слухняні виконавці чужої волі із задоволеними обличчями спостерігали за падінням куполів і пломеніючими залишками красивих соборів. Ці споруди були не просто красиві, то були витвори духовності нашого народу, які нагадували нашим предкам про їхню історію, культуру, мистецтво. А саме головніше, що Дух Святий завжди перебував там і показував людям дорогу до спасіння. Але з волі Божої залишилося багато храмів, які перетерпіли ці жорстокі часи, коли напевно сам диявол керував нашою країною. Церкви були наполовину або майже повністю зруйновані, були осквернені різною худобою, але вони перенесли все це. На сьогодні багато їх відбудувалося, і як багато років тому, вони знову вражають людей своєю надзвичайною красою. Вони настільки прекрасні, що коли людина там опиняється, вона забуває про всі негаразди і проблеми нашого життя і усвідомлює, наскільки мізерна наша суєтність в порівняні з красотою і величністю цього ангельського світу. Одним із таких храмів є Феофанія, яка знаходиться на окраїні нашої столиці Києва.

Феофанія — це храм святого великомученика і цілителя Пантелеїмона. Його назва походить від імені вікарія Київської єпархії єпископа Чигиринського, і в той же час настоятеля Михайлівського Золотоверхого монастиря Феофана. В 1800-02 роках по його проханню із державних угідь була виділена земля під приміський дім Єпископів Чигиринських. А святитель Інокентій, який був настоятелем скиту в 1836-41 роках, дав всім пагорбам, ярам, джерелам, озерам і дорогам назви євангельських міст. Таким чином, тут з'явилися свої Фавор, Єлеон, Синай, Кедрон, Силоам, Іосафатова долина. Тому тепер ця місцевість ще називається Київським Єрусалимом. Храм постав у всій своїй красі перед людьми у 1914 р. Та таким він пробув недовго: його постигла доля багатьох інших храмів України. У 30 роки монастир перейшов під владу державних структур. Він був сильно зруйнований, але то ще було не все. У воєнні роки фашистські війська обстрілювали його з гармат і стіни храму почали падати. Монастир був непотрібний своїм новим володарям, в такому жахливому стані він простояв майже 50 років. Та радянські часи пройшли і храм почав потроху відбудовуватися. У 90 роки настоятелем Феофанії став архімандрит Серафим. Він приклав багато зусиль для відбудови монастиря. Богу були угодні його труди і Він благословив молодого настоятеля на таку благу справу. Пройшло кілька років і сталося диво — храм святого Великомученика і цілителя Пантелеїмона набув своєї колишньої краси. На сьогоднішній час у монастирі проживає кілька десятків монахинь і послушниць, які приносять Богові молитви за всіх нас.

Одного літнього дня ми розшукували ту загадкову місцевість. Побачити Феофанію та життя цього монастирського скиту своїми очами і бути присутніми на храмовому святі було нашою мрією. Лише абсолютна необізнаність тої місцевості навіювала на серця хвилювання. Та гарна сонячна погода наче заспокоювала нас і переконувала в тому, що все буде добре. Київ нас зустрів своєю сумбурністю. Після тихенької провінції важко було подовгу їздити в шумному метро, тролейбусах, автобусах. Столиця жила своїм життям. Здавалося, що день святого великомученика і цілителя Пантелеїмона нічого не значить для людей, в порівнянні з життєвими проблемами. Але, прямуючи вже в напрямку до монастирського скиту, ми почали відчувати свято. Асфальтованою дорогою йшло багато людей, серед них були жінки, чоловіки, діти, старенькі бабусі. І всі вони говорили про наступаюче свято, про красу храму, його історію. Пройшовши через ліс, ми затамували подих. Перед нами височіла Феофанія. Храм моєї мрії був так близько. Навколо була гарна природа, яка наче доповнювала його велич. Храм красувався серед зелених лісів, квітучих полів, барвистих галявин. Можна сказати, що сама природа тут неповторна, але без Феофанії вона була б пустою, і не було б того гармонійного поєднання, яке може "розтопити" навіть затверділі серця. Біля храму зібралося багато людей. Всі вони чекали приїзду Предстоятеля нашої Православної Церкви — Блаженнішого митрополита Володимира. Тут були архімандрити, священики, монахині, семінаристи та велика кількість простого люду. За півгодини прибув митрополит і почалося святкове богослужіння. Люди заповнили великий за розмірами храм. Чудовим духовним співом розпочалася Божественна літургія.

У храмі було багато красивих ікон, на яких виднівся відблиск пломеніючих свічок. Воскові свічки були тою маленькою жертвою, яку люди намагалися принести Богові. Велика кількість вогників придавала людській свідомості ще більшої життєдайної сили. На широкому аналої лежали часточки мощей святого великомученика і цілителя Пантелеїмона, від яких сходила невидима нашим очам благодать. Під високим куполом височіли лики чотирьох святих, які в 30-х роках прямо в тому місці і були розстріляні комуністами. Їхні обличчя сяяли добротою, і здавалося, що святі дивляться за всім людом, який прибув мало не з усієї України. Ікона святого Пантелеїмона знаходилася по ліву сторону від вівтаря, і багато людей підходило до неї попрохати чогось, поставити свічку чи просто отримати духовне задоволення від самого погляду на лики Великомученика. Спочатку ікона мені здалася якоюсь неживою та простою. Та, спробувавши подивитися на неї дитячими очима, я усвідомив її красу та багатогранність. Тепер уже переді мною стояв, сповнений любові, юнак, який наче на хвилинку зімкнув мені свої прозорі очі. А піснеспіви на Божественній Літургії милували серце своїм звучанням. Коли люди заспівали "Символ віри", то склалося таке враження, що всі слова молитви проходили крізь якийсь вакуум, в якому не було ні часу ні границі. Але більшого мій людський розум посягти не зміг. Краса матеріальна та краса духовна утворювали гармонію безмежної любові, в якій наче розчинялися людські душі.

Після богослужіння був святковий обід. У цьому жіночому монастирі ми побачили багато монахинь. Ці жінки присвятили своє життя на служіння Богові, і Творець наповнив їх серця любов'ю. Безкорисливі посмішки, ласкаві слова, смиренність навіювали на серце радість. В їхніх очах пломенів вогник добра, який зігрівав і мою душу. Серед нас ходили не просто матушки, вони були справжніми сосудами Духа Святого. У всьому готові допомогти, про щось розказати, дати якусь пораду. Вони з лагідністю віддавали людям свою любов. І, провівши разом з усіма людьми Предстоятеля нашої Православної Церкви, вони повернулися виконувати кожна свій послух: одні годували людей, інші допомагати великій юрбі набирати свяченої води, а решта сестер зникла за високою огорожею монастирських келій.

Та на цьому свято не закінчилося. Після обіду багато людей пішло до навколишніх лісів, де знаходяться святі води, часточку яких люди хотіли принести до своїх осель. Біля джерела святого великомученика і цілителя Пантелеїмона зібрався великий натовп. Всім добре відомо, що кілька десятиліть тому сам Господь Бог відкрив людям це джерело. Під час молитви монахів із землі почав бігти струмок чистої води. Бог почув молитву його вірних слуг і дав монастирській обителі це святе джерело. Тому люди прагнули хоч напитися, вмити обличчя цією благодатною водою. Неподалік були ще два джерела: "Сльози Божої матері", вода яких була наче справжні сльози і святого архангела Михаїла, куди приходило багато людей, замучених тяжкими хворобами. І Господь зглядався на них. Він краще нас знає наші немочі та страждання. Дехто із натовпу запитав: "Чи може ця вода відразу зцілити ?". " Вірте! І по вірі вашій буде вам ,- відповіли монахині словами із святого Письма. По навколишнім лісам ходило багато людей, здавалося, що кожен із них прагнув не розгубити тої благодаті, якою наповнилися їхні серця. Повертаючись востаннє до монастирського скиту, ми наче ненароком зустрілися із архімандритом. Він стояв на земному пагорбі і дивився вбік монастиря. "Благословіть, батюшка", — ми підійшли до нього. "В ім'я Отця і Сина, і Святого Духа" — сказав він, благословляючи мене. "Сину, ти семінарист?" — звернувся він. Наші погляди зустрілися. Його очі були світлі і наче заглядали в саме серце. Здавалося, що не потрібно нічого говорити, що йому відомі мої думки та наміри. "Так, збираюся вчитися" — відповів я. "Вчися сину, — продовжував він. — В наш час розвелося багато віровчень, які намагаються звести людей з дороги спасіння. Можливо, на твоєму шляху буде багато бід, гонінь, негараздів, які будуть тобі на спотикання. Та завжди знай, що лише з нами істина. Наша Українська Православна Церква — це справжній шматочок неба на землі. Наш Спаситель Ісус Христос і всі ангельські сили завжди присутні, коли ми молимося, служимо, прохаємо чогось. Носи зерно любові в своєму серці, і вони не залишать тебе в день страшного суду". — Лагідна посмішка покрила його рожеві вуста. Він з радістю дивився на людей, які шукали в цій святині свого спасіння.

А зграя птахів пролітала над темно-зеленими лісами і осідала на похмурі дерева. Було чути пташиний спів. Їхнє щебетання було прекрасне, але в той же час сумне. Воно нагадувало нам, що вдома чекають повсякденні проблеми та турботи. Вдома нас чекали рідні та близькі. Це було прощання із Феофанією. Я востаннє глянув на цю дивовижну споруду. Її сріблясті хрести виблискували на сонячному промінні. А самі куполи навіювали думи про історію нашого народу. Вони казалися чимось древнім та доленосним. На фоні небесної блакиті я побачив прекрасний пейзаж, який так захотілося зберегти в своєму серці. Собор Феофанія наче могутній корабель плив по бурхливому "житейському морю" — серед світу, який лежить у злі. Він став пристанищем не лише для Бога, але й для простих грішних людей. Благодатне тепло сходило з храму і наповнювало людські душі. І радісні, задоволені люди повертались до своїх домівок. Чудовий колокольний дзвін лунав їм вслід. Територію Київського Єрусалиму наповнив святковий дух. Сам святий великомученик і цілитель Пантелеїмон був присутній на святі.

Носенко Олександр, студент 1 курсу Духовного училища

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ


Христианин никогда не должен отчаиваться в своем спасении

Многие говорят о спасении, многие желают спастись; но если спросить их, в чем заключается спасение, то ответ для них делается очень затруднительным. Не беда, если б дело одного оканчивалось затруднительностью в ответе! Нет: вредное последствие, истекающее отсюда, очень значительно. Незнание в чем состоит спасение, сообщает действиям нашим в поприще добродетели неопределенность, неправильность. По-видимому, мы делаем много добрых дел; но в сущности делаем очень мало дел для спасения. Отчего это? Ответ очень прост: оттого, что не знаем, в чем состоит спасение наше. Чтобы знать, в чем состоит спасение наше, надо знать наперед, в чем состоит наша погибель: потому что спасение нужно только для погибших. Ищущий спасения, этим самым по необходимости признает себя погибшим: иначе для чего бы ему искать спасения?

Погибель наша совершилась через уничтожение общения нашего с Богом и через вступление в общение с падшими и отверженными духами. Спасение наше заключается в расторжении общения с сатаною и в восстановлении общения с Богом. Это спасение совершается, когда воля Божия встречается с согласием в человеке на волю Божию. А когда мы свою волю ставим вопреки воли Божией, получается крест и начинаются страдания. А что значит жить по воле Божией? Надо помнить, что без воли Божией ни один волос с головы человека не упадет, потому все надо принимать, как от руки Божией. Допустим, кто-то оскорбил нас, обидел, а мы не возмутились, но сказали себе: "Господь это мне попустил для терпения, ибо Он сам сказал: "Терпением спасайте души ваши. Претерпевший до конца спасется" (Лк. 21, 19). А если мы не перетерпим, а ближнему дадим сдачу, отчитаем как следует, то потом будем мучиться и страдать; станем злыми, неуправляемыми. И многие неправедной жизнью доводят себя до истерического состояния, попадают в больницы, а то и кончают жизнь самоубийством.

Надо помнить, что все мы вызваны в этот мир для подготовки в вечность, для вечной, блаженной жизни. И для того, чтобы душа очистилась надо много потрудиться, искоренить все пороки и страсти: обиду, раздражение, ненависть, ревность,… — нет числа этим порокам! Как вести с ними борьбу? Сначала нужно выявить в себе самую сильную страсть, которая чаще всего мучает, и объявите ей войну. А когда одну часть победите, от остальных избавиться будет легче… Когда мы себя осудим, когда вспомним всю свою прошлую греховную жизнь (мысленно пройдемся по всем своим порокам и страстям), то будем думать: "Господь нас терпит, а почему бы и мне не потерпеть ближнего?"

Весь род человеческий находится в погибели, в падении. Мы лишены общения с Богом в самом корне и источнике нашем: в наших праотцах, при посредстве их произвольного согрешения. Они были сотворены непорочными, непричастными греху и тлению; с самого сотворения своего сделались причастниками Святого Духа; получив бытие естественное по человечеству, вместе и получили бытие сверхъестественное от соединения с Божеским Естеством: "Сын человеческий пришел взыскать и спасти погибшее" (Лк. 19, 10).

Что иное могло побудить Сына Божия, который будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равен Богу. Себя умалил до восприятия зрака раба, смирить себя даже до смерти крестной, низойти даже до ада, как не бесконечная любовь к погибавшему человеку? Что другое и могло быть целью сего неизреченного снисхождения Божия к растленному грехами человечеству, как не взыскание и спасение погибшего?

"Итак, чувствующие всю бедность и беспомощность падшего естества человеческаго, ужасающиеся вечной погибели, скорбящие в утрате истиннаго пути к вечной жизни, восклоните главы ваши, скорбь ваша да приложится на радость! Господь не оставил нас в плену диавола, не попустит быть жертвою ада: Он Сам пришел взыскать нас ради дебрей погибели, преискренне приобщился плоти и крови нашей, дабы смертию лишить силы имеющего державу смерти, т.е. диавола, и избавить тех, которые от страха чрез всю жизнь были подвержены рабству (Евр. 2; 14-15).", — пишет святитель Игнатий Брянчанинов.

Много нужно было пострадать Сыну человеческому для избавления нашего, — и все Им претерплено. Неописанный и беспредельный восприял "зрак раба", родился в яслях, подъял немощи младенчества; Господь славы терпел унижения и гонения от сынов праха и персти; "Носяй всяческая глаголом силы Своея" не имел на земле, где главу подклонити, алкал и жаждал, терпел зной и мраз; Святейший святых витал с мытарями и грешниками, и наконец, вменен со беззаконными; Судия живых и мертвых предстоятель беззаконным и неправедным судилищем человеческим; может ли быть любовь больше сея любви? — Что же может, после сего, дух ищущих спасения? Кто может преградить земнородный вход в Царствие Божие, отверстый Крестом Господним Сын человеческий, язвленный за грехи наша и мученный за беззакония наша ( Исх. 53; 5), положивший душу свою за избавление многих, всегда имеет власть отпускать грехи (Мар. 2; 10); и к утешению нашему, эту божественную власть Он предал навсегда Церкви, дабы всяк удобно и во всякое время обретал, у подножия алтаря Господня, прощение и помилование: приимите Дух Свят, сказал Он ученикам своим, им же отпустите грехи, отпустятся им, и им же держите, держатся (Ин. 20;23). Множество и злоба врагов, ищущих погибели нашей, смущает дух подвизающихся о спасении — Господь даровал нам непобедимое оружие на диавола — животворящий Крест, коим Он Сам ниспроверг державу диавола, сокрушил врата адова. Собственная ли немощь ужасает кого, при воззрении на узкий и трудный путь, ведущий к царствию Христову? Господь обетовал нам даровать все, чего бы мы не просили от Отца во имя Его: просите и дастся вам; еже что и просите от Отца во имя Мое, то сотворю (Ин.14;13). При Его божественной помощи и невозможная у человека возможна суть; сила бо Его в немощи совершается. Самый мрак смерти, ужасный для неимущих упования, не страшен для взыскуемых и спасаемых Господа живота и смерти: веруяй бо в Мя, сказал Он в утешение наше, аще и умрет, оживет (Ин. 11; 25); и в залог этого обетования предал нам во снедь животворящую плоть и кровь Свою , дабы мы в самих себе имели источник жизни и бессмертия. — Возвеселитесь ищущие спасения и жизни вечной: Сын Человеческий пришел взыскати и спасти погибшаго!

"Грешник заблуждающийся, кто бы ни был и какая бы страсть не держала тебя в плену диавола1 — тебя ищут на небе со скорбию, готовы принять с любовию и радостию. Довольно радовать бесов грехопадением, обрадуй небо покаянием; ибо радость бывает на небеси о едином грешнице, кающемся паче, нежели о девяти десятих и десяти праведник, иже не требуют покаяния (Лк. 15; 7). Иначе, что будет с тобою, когда явишься не оправданным на страшном и нелицеприятном суде Божием? Так, да не кто не отчается в спасении, да не вменит себя отверженным и погибшим! Никто да не вознерадит о своем спасении, да не воздремлет сном греховным! Никто да не осуждает согрешающаго врата своего; силен бо есть Бог, востановити его. Прииде бо Сын Человеческий взыскати и спасти погибшаго!.." (свт. Игнатий Брянчанинов).

Трое купались на реке поверх водопада. Переплывая реку, двое заметили, что их сносит. Вода шла, по-видимому тихо, но с приближением к водопаду течение ее ускорялось. Обеспокоенные этим, они быстро вернулись к берегу и звали к себе товарища, не советуя ему подвергать свою жизнь опасности: "Плавается так легко". Его друзья трепетали за него и кричали ему: "Держись к берегу, затянет". Опять смеялся он: "Но плавается так легко". Минутою позднее чувствовал он, что течение сносит его с ужасной быстротой. С напряжением всех сил старался он приблизиться он к берегу. Как боролся он против реки, увлекающей его в бездну! Но было уже поздно, и все его усилия были напрасны. Бушуя, вода как бы издевалась над его ужасом, заглушала его крики и неудержимо увлекала за собой. Еще раздирающий душу крик, и — пловец был в бездне.

Пловцы и мы. Весьма легко и удобно в жизни следовать течению. Но скоро попасть можно в водоворот. "Спасая, спасай жизнь твою" (Быт. 19; 17).

Семян Сергей, студент 2 курса Духовного училища

В НАЧАЛО СТРАНИЦЫ


Возлюби ближнего твоего… (Мф. 22:34)

Как то один иудейский книжник подошел к Господу нашему Иисусу Христу и спросил у Него: "…какая наибольшая заповедь в законе?", на что Господь ответил: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всей душею твоею и всем разумением твоим… …вторая, подобная ей :возлюби ближнего твоего, как самого себя…" (МФ.22:36-39). В этом — весь закон и пророки.

На первый взгляд может показаться, что эти два совершенно разные, противоположные по смыслу повеления независимы друг от друга. На самом же деле, по учению Церкви, заповеди сии не только подобны, но и тесно связаны между собой. Связь эта состоит в том, что исполнить одну из заповедей, не исполнив другой, невозможно. Так человек, который не возлюбил Бога, жизнь в Боге и с Богом, который не живет по заповедям Христовым, не может возлюбить ближнего своего так как повелевает Господь — настоящей жертвенной любовью христианина. И наоборот, до тех пор, пока человек испытывает ту или иную неприязнь или нелюбовь к ближнему своему, он не любит Господа, каковыми бы ни были его внешние добродетели и подвиги. Потому что человек — это образ Божий. А как мы, грешные, не любя видимый нами образ, можем возлюбить невидимый, непостижимый Первообраз? Вот и получается, что нельзя не возлюбив Бога, возлюбить ближнего, и напротив — кто не любит ближнего своего, тот не любит и Бога, а кто Бога не любит, тот напрасно надеется на спасение в жизни вечной. Так зачем же мы тогда живем? Куда идем? Что ищем в этой земной, временной жизни?

Все мы с Вами называемся православными христианами, каждое воскресенье посещаем храм Божий, выстаиваем многочасовые Богослужения, исповедуемся, причащаемся. Все мы с Вами люди очень умные, грамотные, наделенные от Бога многими способностями и талантами. Одни способны разуметь книжную мудрость, другие могут прекрасно проповедовать, иным дано хорошо петь. Стены наших домов увешаны многочисленными иконами, и многие из нас имеют от Господа чудесный дар всенощного бдения и могут долгие ночи проводить в слезных молитвах, разбивая лбы в земных поклонах и утруждая ноги в коленопреклонениях. Вообще мы с Вами люди очень умные и грамотные. Иногда даже кажется, что мы можем ответить на любой вопрос, поставленный нам, решить любую жизненную проблему, какой бы сложной она ни казалась. Но несмотря на то, что все мы такие умные, грамотные, способные и талантливые, мы все же не умеем одного — казалось бы, самого простого, самого элементарного, но в тоже время на столько важного, что именно без этого вся наша жизнь теряет весь смысл и как раз именно без этого ни один человек не может наследовать спасение в жизнь вечную. Мы не умеем любить ближнего своего! А не умеем именно потому, что, к сожалению, далеко не все из нас до сих пор осознали, выяснили для себя, что такое настоящая любовь к человеку. Поэтому и получается, что все говорят: "люблю", но любит действительно, по-настоящему далеко не каждый.

Так что же все-таки значит: любить ближнего своего? Заповедь Христова о любви к ближнему содержит в себе два повеления, которые должны беспрекословно исполнять все люди, называющие себя православными христианами. Во-первых, человек должен любить ближнего своего, как самого себя. И, во-вторых, мы должны любить врагов своих.

Любить ближнего своего, как самого себя — это значит желать ему то, что мы желаем себе, а чего мы себе не желаем, не подобает желать и ближнему. Посмотрим, как получается в нашей обыденной жизни. Как правило, всем нам очень не приятно, когда нас не уважают, осуждают, обличают, унижают перед другими людьми. Это порой наносит нам тяжелые душевные раны и приводит к унынию. Но сами то мы, хотя и называемся православными христианами, уважаем далеко не каждого и очень часто, подобно рыкающим львам, ходим вокруг человека и ищем в его глазу маленькую соринку — какой-то недостаток, порок, оскверняющий его душу. А когда находим — в нашем сердце пробуждается осуждение, и мы начинаем обличать человека в лицо, называя его гордым, злым, лукавым, жадным и т.д. Обличая, мы думаем, что поступаем правильно и оправдываемся тем, что мол и святые обличали, и священники в наше время обличают, и мы имеем право обличать. Но утверждая так, мы все же забываем об одном: наше обличение не сравнимо с обличениями священников и тем более — с обличениями святых.

Ведь священник обличает по любви. Он смотрит на человека не как на объект который можно оскорбить и ли унизить, а как на образ Божий.

Священник, как отец духовный и врач душ человеческих, видит в людях какие-то душевные недуги и своими мудрыми обличениями, посредством Благодати Божьей, призван врачевать их. Пастырь, с помощью своих отцовских обличений, пытается восставить упавшего и наставить заблудшего на путь истинный.

Мы же с Вами обличаем по гордости. Своими изощренными колкостями и остроумными изречениями мы пытаемся задеть ближнего своего, обидеть, нанести тяжелую рану его и без того измученной душе. Своими обличениями мы пытаемся не вытащить человека из грязи греховной, а еще сильней втоптать его туда. Порой мы не ограничиваемся одними обличениями и очень часто стараемся обсудить недостатки ближнего своего с другими людьми. Но сие наше поведение отнюдь не сравнимо с поведением священников, а тем более Святых Отцов. Ведь все они как один, придерживались того мнения, что не подобает говорить о негативных чертах человека с другими людьми. Чаще всего Святые Отцы или вообще не говорили о человеке, который не присутствовал при разговоре, или , если и говорили, то старались вспоминать только его хорошие качества. Потому что они знали, насколько опасен грех осуждения и прекрасно понимали, что осудив один раз, можно в одно мгновение лишиться всего того, что копилось на протяжении долгих лет слезных молитв и тяжких постовых будней. Все они знали множество печальных случаев, когда даже монахи — опытные молитвенники и постники, теряли Благодать Святого Духа, осудив всего один лишь раз; и сколько горьких покаянных слез было ими пролито для того, чтобы вернуть хотя бы малую часть из утраченных сокровищ. Поэтому мы, обличая и осуждая, уподобляемся не священникам, не святым, а наоборот — великим безбожникам и законопреступникам, так как своими греховными действиями нарушаем важнейшие повеления, данные нам Господом в Евангелии.

Помните: "Не судите, да не судимы будете" (Мф. 7:1). Это значит, что ежели мы не хотим, чтобы Праведный Судия Господь наш Иисус Христос осудил нас на вечные мучения, мы не должны осуждать других людей.

Далее: "Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф. 7:2). Это значит, что если мы в этой жизни осуждаем и унижаем ближнего своего, то в жизни будущей будет все наоборот: человек, униженный нами будет возвышен Господом и увенчан венцом славы. Мы же с Вами, за дела наши, будем низвергнуты Господом в место, уготованное диаволу и ангелам его и будем вечно гореть в неугасаемом геенском огне.

Что значит любить врагов своих? Многие люди, православные христиане, считают, что любить врагов своих — это значит просто не обижаться на них, не творить им зла, изредка поминать в своих молитвах. Но это не совсем верно. На самом деле Церковь учит, что любить врагов своих — это значит не иметь врагов вообще, а всякого человека, который встречается нам на жизненном пути, мы должны принимать, как ближнего своего и любить его, как мы сами себя любим. С точки зрения Евангелия, у человека нет и быть не может врагов среди равных ему — людей.

Ведь враг — это тот кто не может прощать и просить прощения у других, это тот, кто не может сочувствовать, миловать и любить. Это тот, кто не видит своих грехов и не может покаяться в них. Враг — это тот, кто все свои силы, все свои способности, все естество свое направляет на борьбу. Наконец, враг — это тот, кто настолько укоренился во вражде, что уже просто не способен вновь стать другом. Но ведь мы же знаем, что всякий человек, независимо от того, насколько он жестокосерден, может прощать и просить прощения, может сочувствовать, миловать и любить. Всякий человек, каким бы гордым он ни был, при определенных обстоятельствах, все-таки может увидеть свои грехи и даже покаяться в них.

Да, человек — это борец, но, как говорил апостол Павел: "…наша брань не против крови и плоти…", то есть человека, подобного нам, а "против духов злобы поднебесных…" и князя мира сего — диавола. (Еф. 6:12).

Значит, у человека в этой жизни один враг — это диавол со своими многочисленными полчищами демонов. Вся земная жизнь человека — это жестокая, непримиримая война с темными силами; война эта неотступная. Отступать нельзя, потому что от исхода этой борьбы зависит наша участь в жизни вечной. Если мы победим диавола, освободившись от страстей и отринув все бесовские прилоги, то наследуем спасение. Если будем побеждены диаволом, предавшись страстям и поработившись греху, будем низвержены в геенну огненную.

В последнее время мы стали жить по-другому. Очень изменился человек; изменилось и отношение к человеку, мы перестали видеть в людях то, что должны видеть — образ Божий. Человек перестал быть для нас целью, а сделался средством для удовлетворения своих личных потребностей, которым можно пользоваться как угодно лишь бы не в ущерб своим интересам. Именно так нас и побеждает сатана, внушая, что тем людям нельзя доверять, этих не нужно уважать, а вон тех можно осуждать и обличать; ведь мы же праведные и нас любит Господь, а они все грешные и недостойные этой любви.

Но ведь не так поступает Господь! Ведь все мы люди немощные, грешные, у каждого свои недуги душевные страсти телесные. Сами мы, за дела свои, достойны поругания и наказания. И несмотря на это, Господь промышляет о нас, милует нас, питает, утешает и ведет ко спасению — всех без исключения: и богатых и бедных, и умных и малоумных, и здоровых и немощных.

Так почему же среди нас с Вами царит такая нелюбовь, почему мы позволяем себе делить людей на плохих и хороших, на друзей и врагов, на выгодных и невыгодных, на достойных и недостойных, на праведных и грешных? Кто дал нам власть сию? Неужели мы стали хорошими, что других называем плохими, неужели мы стали достойными, что других называем недостойными, неужели мы стали праведными, что других называем грешными? Нет — еще не стали? Наверное не стали. А ежели так, то никто из нас да не дерзает прикасаться к мечу разделения, который принадлежит только Праведному Судии Господу нашему Иисусу Христу, ибо даже Сам Господь так не разделяет людей, как иногда дерзаем разделять мы; так как все мы для Него одинаково близки и любимы, какими бы грешными ни были.

Об этом, в свое время, митрополит Антоний Сурожский сказал прекрасные слова, который каждый из нас должен написать золотыми буквами на своем сердце и чтобы ни случилось в жизни, всегда помнить их: "Когда Бог глядит на нас, Он не видит наших несуществующих добродетелей или несуществующих успехов. Он видит в глуби нашего естества спрятанный часто мишурой и грязью Свой собственный образ, сияющий как свет во тьме и вот этому мы должны научиться. Мы должны глядеть на противника, на врага и забыть, что он враг, что он противник, и видеть в нем образ Божий — икону, икону с повреждениями, икону испорченную, которую порой узнать еле можно и потому, что она так испорчена, так изгажена, ее жалеть еще больше надо, чем если бы она была во славе. Икона во славе — да, мы ее чтим, но икона, которая была попрана, прострелена — икона, которая была затоптана, с каким благоговением мы должны к ней относиться".

Андрущенко Александр, студент 2 курса Духовного училища

[Вверх]