Католический богослов предлагает создать общеевропейскую антисектантскую структуру
Свт. Николай Японский

Полтавская Миссионерская Духовная Семинария

Украинская Православная Церковь

По благословению архиепископа Полтавского и Миргородского Филиппа,
председателя Синодального отдела религиозного образования, катехизации и миссионерства УПЦ

Титульная страница

Полтавская Миссионерская Духовная Семинария

· Правила приема
· Изучаемые предметы
· Преподаватели
· Учащиеся
· Газета «Кременчуг Православный»
· Газета «Глаголъ временъ»
· Выпускники

Свято-Николаевский собор

Библиотека

· Книги
· Литургика
· Службы
· Прп. Паисий Величковский
· Прп. Исаак Сирин

Ноты православных песнопений

· Литургия
· Вечерня
· Утреня
· Праздники
· Постная триодь
· Цветная триодь
· Ектении
· Разное
· NoteWorthy Composer

Ссылки

Новости

Архив

Обратная связь

Полтавская Миссионерская Духовная Семинария УПЦ

Новости

Католический богослов предлагает создать общеевропейскую антисектантскую структуру

Католический богослов Фридрих Грис, инженер по первому образованию, уже двадцать лет занимается борьбой с тоталитарными сектами и деструктивными культами. Он входит в правление FЕCRIS - неправительственной организции при Совете Европы, исследующей религиозные культы. Эта организация, созданная в 1994 году в Париже, имеет полномочия рассматривать заявки на регистрацию религиозных организаций и запрещать культы, признанные опасными для личности. FЕCRIS имеет ассоциированных членов не только в Европе, но и в США, Канаде и Южной Америке.

На конференции "Вероисповедания и новые религиозные движения в Болгарии - проблемы и перспективы на пороге ЕС" он, в частности, заявил:

"Существует два определения секты. Первое - любая религиозная группировка, порвавшая с Церковью (от лат. "sectum" - отделенное, отсеченное). Второе, которое обычно и подразумевается в разговорах о сектах - группа, чье учение и практика противоречат общественным представлениям о нравственности, человеческом достоинстве, правах, и свободе, и чья деятельность приводит к психическим, социальным и экономическим конфликтам и угрозам. Такие группы и называют "сектами" или "деструктивными культами".

Конечно, точную границу провести трудно: перед нами широкий спектр религиозных движений, от вполне безопасных до исключительно вредоносных. Важно понять, что религиозная свобода имеет свои границы - там, где под угрозу ставится физическое или психическое здоровье людей или социальная и экономическая жизнь общества.

Вспомните самоубийство членов секты "Храм народа" в ноябре 1978 года, когда погибли 914 человек, в том числе много детей. Вспомните массовое самоубийство сектантов "Ветви Давидовой" в Техасе в 1993 году. Вспомните газовую атаку в Токийском метро, устроенную сектой "Аум Синрике" в марте 1995 года. Вспомните самоубийства 1994-1997 годах сектантов из "Храма Солнца", когда во Франции и в Канаде покончили с собой 74 человека. Ведь это только малая часть списка жертв деструктивных культов.

Признаки деструктивного культа обычно легко различимы. Во-первых, глава секты почитается остальными сектантами как божество - или, по крайней мере, как говорящий от имени Бога. Каждому члену секты непрерывно внушается, что его учение - истина, не подлежащая сомнению, и единственный путь к спасению; всякий, кто его не разделяет, несомненно погибнет.

Такой культ подробно регламентирует повседневную жизнь человека вплоть до самых интимных ее сторон. У членов секты создается ощущение страха и виновности, что облегчает манипуляцию ими. Внушается представление о грани между сектой и всем остальным миром: внутри - истина и спасение, вне - только неверные, приближающие погибель. Член секты уже в силу своего в ней членства лучше остальных. Покинуть секту равнозначно смерти, это навлечет проклятие и бесчисленные беды не только на отступника, но и на всех его близких.

Оставшись в секте, человек всецело попадает под контроль: он не располагает своим временем, у него нет времени на общение вне секты. Если же подобные контакты случаются, рядом всегда оказывается кто-то из сектантов. За ним тщательно следят, ловя любое нарушение запретов, наложенных сектой. Под воздействием мистических практик, "духовных" упражнений и "духовной" литературы меняется язык, на котором он говорит и мыслит. Он переходит на жаргон, который понимают только единоверцы.

В США и Европе представления о религиозной свободе различаются. В Европе ее субъектом выступает личность: всякий волен объявить себя приверженцем какой угодно религии или отрицать учение любой из них. В США же субъектом выступает организация, так что любая секта в принципе имеет право делать со своими приверженцами что угодно, пока это не выходит за рамки уголовного кодекса. Поэтому некоторые секты, легальные в США, запрещены в Европе. Так, например, в исправительном лагере "церкви" сайентологов, который называется "Проект врачующей силы", людей подвергают унижающим человеческое достоинство манипуляциям, и власти в это не вмешиваются. Некоторые группы неохаризматиков в качестве "таинств" практикуют применение ЛСД и других наркотиков. В Европе все это запрещено.

В наше время секты образуют собственные международные содружества, действуют и распространяются по специальным планам и охватывают не только одну-две страны, но и целые континенты. Мы должны этому противопоставить столь же разветвленную организацию для изучения их деятельности на местах. Мы информируем о деятельности сектантов местные власти, которые вправе ограничивать ее. Восточная Европа остро нуждается в подобной структуре, поскольку к странам этой части континента проявляют интерес весьма небезобидные культы".

[Вверх]

Главный редактор: Архиепископ Полтавский и Миргородский Филипп
Оформление: Виктор Лысенко
© Полтавская Миссионерская Духовная Семинария УПЦ г. Комсомольск 2000–2019 гг.